?

Log in

No account? Create an account

трололо

Я продолжаю мучить сказочное бытие. Нашла, разбирая старые книжки, Тысячу и одну ночь; о, новый этап начался в моем радостном существовании. И, конечно, сборник Афанасьева с русскими-народными радует непередаваемо. Его особенно полюбил ПС, читает перед ужином вслух сказочку-другую и отчаянно хохочет. 
Все свободное время читаю, рисую и радостно бездельничаю. Дом завален детскими книжками и не всегда детскими сказками; моя наивная идея рисовать впечатления от сказочек акварелью вылилась в пятна акварели по всей квартире, кошке, парочку изрисованных блокнотов и мильён изведенных пачек бумаг; два пролитых пузырька туши и прочую разруху; мое неумение рисовать отнюдь не трогает мое желание рисовать, а потому, конечно, пиши-пропало, даже рисуй-пропало. Это очень, очень здорово. И очень-очень делает меня счастливой внутри; так искренне и солнечно мне где-то в потрохах от возможности рисовать, что хочется делиться своей радостью. 


Это, вообще нечаянно получилось, сама не ведаю, как. Страничка в блокноте стыдится себя этой страшной картинки, мвахаха. 

Сказка о принцессе и лягушонке кончилась немного быстрее, чем значится в первоисточнике.

Королевская дочка не очень любила сказки, мало доверяла незнакомцам, сомневалась, что земноводные должны говорить, а вот к французской кухне испытывала привязанность нежную и трепетную. Так что она  легко согласилась пригласить лягушонка на обед. Просто не уточнила, в каком качестве.  

трололо :)

Разумеется, я останусь собой при любом раскладе. При любом возрасте. В любой день и век.

И это высшее благо, пожалуй.

Мвахаха, конечно.

Я буду собой всегда-превсегда; карма моя и сущность неизменны, неизменимы, константны; и день сегодняшний тому очередное доказательство. В честь дня оного сменила привычные кеды и джинсы на брюки и босоножки (новые и прекрасные); распутала воронье гнездо; умылась тщательно; в руки взяла коробку с тортом (все хрупкое); сумочку взяла маленькую (еле фотоаппарат влез); шла и ощущала себя очень прекрасной, короче говоря; при этом пошла привычной дорогой, козьими тропами, старой мощенкой (конечно); засмотревшись на цветущие каштаны, изящно вскинув коробку с тортом, сумку и конечности, упала (разумеется); порвала штаны и оба босоножка (разумеется); уронила торт (ну конечно). Мне было так смешно, что я сидела на этих древних камушках, смотрела на торт и хохотала, все вокруг было усыпано каштановыми цветочками; солнце светило ярко и радостно; позвонила мама (как раз в этот момент) и гордо поздравляя, сказала «В твои годы желаю быть тебе прекрасной дамой, изящной и деловой!». Тут я разумеется повалилась из состояния сидя в состояние полулежа, гогоча и суча ногами-руками; сил смеяться почти не было. Цветущий каштан надо мной возвышался горделиво и статно.  

И это лучшее событие дня, потому что оно как бы говорит мне – все на своих местах и это самое прекрасное, что может быть в этом лучшем из миров.

Когда я таки явилась на работу, коллеги вручили мне банку нутеллы как аперитив подарка; увидев рваные штаны и ободранные руки, даже не пытались утешать – ржали, как ненормальные. Они знают меня слишком хорошо, о да.

(бггг, я даже лак на ногтях ободрала, падая;  нет, ну надо же)

про кисоньку

выкину ее в окно к чертям, ааа она у меня зайчик, разумеется.

подхожу к входной двери, а ручка начинает дергаться. Как будто кто-то открывает оную дверь изнутри. Я успела подумать, что через окно прокрался маниак, и сейчас он будет меня калечить посредством подбития глаза резким открытием двери, но недовольное мяуканье оповестило меня, что Элечка соскучилась.

проснулась ночью и увидела, что кисонька нашла пакет с вязанием, вынула все клубки, размотала их и принесла мне в ноги. Явно пыталась меня связать и взять в заложники.

проснулась еще раз, потому что киске нравится сидеть на трюмо и кидать вниз баночки и тюбики. Встала, открыла окно, протянула во мрак ночи кисоньку и попросила больше так не делать. Тебе кисонька сидит на трюмо и смотрит в окно без лишних телодвижений.

проснулась, потому что кисонька упала со спинки кровати мне на голову.

проснулась, потому что кисонька билась башкой в дверь спальни, ибо была выгнана из комнаты, ибо пред.пункт.

Когда я прихожу домой, кисонька очень радуется, ходит по мне, тискается, гладится и быстренько ложится спать на пару часиков, чтобы ночью - не дай кошачий бог - не заснуть и не пропустить самое интересное.

ПС сказал, что негуманно на ночь запирать киску в переноске, а переноску ставить в ванную, а в ванной закрывать дверь (в доме, который построил Джек). Надеюсь, что Эльза оценит его заботу и теперь будет его за ноги ночами кусать, забираясь под одеяло и помурлыкивая (иерихонски, конечно).
Гости, кстати, теперь бояться у меня оставаться с ночевкой, мвахаха.

May. 5th, 2012

Вообще, про сказочки. Читала я тут валлийские сказки и там было пять строчек про какого-то из околоартурских высокородных рыцарей-правителей. Дескать, и правил он справедливо, и расцвет культуры при нем был такой, что закачаешься (ну в рамках какой-нибудь маленькой корнуольской, скажем, крепости закачаешься), увлекался античностью, был то ли алхимиком, то ли чернокнижником, не помню, но ясно, что всеми любим был трепетно да нежно. Однако как-то вдруг быстро и незаметно взял да и окончил жизненный путь во время очередного эксперимента. В попытках летать, кажется.
С одной стороны сказочке и конец бы, да не тут-то было.
Чуть более любопытному читателю понятно, что смерть его сплошная имитация и паршиво сделанная притом. Просто он действительно познал сокрытое, заглянул за неизведанное, о прекрасности мира догадался, о бренности сущего тоже… В общем, научился летать и улетел. А потом уже и Чайку Джонатана придумали. По мотивам.

Очень странно

Клятвенно (разумеется) обещав себе с сегодняшнего дня кушать более полезную пищу, чем обыкновенно, ибо кое-что кое-где признано было лишним по суровому размышлению, в настоящий момент с некоторым удивлением смотрю на пирожок из Макдональдса с клубничной начинкой, который лежит на моем столе и как бы намекает, ну да неважно, кхм, на что. Конечно, это никак не связано с тем, что ПС высадил меня у упомянутого Оплота Глобализма в восемь утра и был таков, укатив на работку. Ну очевидно же, восемь утра, конец марта почти, снег валит, нуууу, а тут на пути к офису вырастает он. Он. В общем, безобидный кофе я отследила, а вот как взялся пирожок - не постигаю. Ума не приложу.

дом

Напротив нашего офиса есть небольшой домик, не очень приметный с виду, но чертовски привлекательный для придумывания ему легенд и историй. Исходя из мемориальной доски на нем, когда-то он относился к усадебному ансамблю, но сейчас одиноко стоит себе и ждет весны. У него большие окна, в которые интересно заглядывать, красивый лестничный пролет, несколько барельефов и ни одного офиса на хрупких четырех этажах. Он абсолютно и всепоглощающе живой-жилой, как мне кажется. С моего рабочего места, если я обернусь к окошку, видна боковая часть дома. Окна на первых трех этажах большие и даже видно, что подоконники завалены разным прекрасным хламом - старыми книжками, рассадой в пакетах из-под молока, геранью в глиняных горшках; милые белые занавески в аляповатых кружевах, старые деревянные рамы, маленькие форточки. А самое верхнее окошко (именно с одной, моей стороны, с других сторон такого нет) - неожиданно маленькое. Такое почти кукольное.
В общем, мы решили, что там живет Карлсон. Скучает по Малышу, есть варенье и вылетает вечерами за булочками в местные пекарни. Возможно, иногда сидит на нашем балконе и грустит. Ловит преступников (в центре Москвы в них нет недостатка). Мы, в общем-то, привыкли к нему, и я даже иногда жду, что он помашет мне рукой в окошко. Ну или там пропеллером прожужжит.
А сегодня я увидела Фрекенбок! Прекрасная, широкоплечая, мощная дама в розово-красных одеждах, высунулась из окна третьего этажа, жуя бутерброд и гордо оглядывая окружающую действительность. Окружающая действительность пред ней, ясное дело, робела.

Торжество жизни

У нас в офисе растут кажется даже карандаши, если их воткнуть в землю и забыть на денек. Цветы в вазах стоят неделями, бонсай скоро потолок будет подпирать, а уж косточки, которые мы радостно бросаем в горшки и трепетно любим, дают ростки почти по расписанию. Базилик на подоконнике пахнет так одуряющее прекрасно, что дух захватывает. Абсолютное и всепоглощающее торжество жизни и бытия, что и говорить.
Язычники бы заподозрили меня в поклонении богиням плодородия, но разгадка проще. Этой весной у нас в офисе все удивительно и блистательно прекрасно. Я уже и забыла, что так бывает.

базилик

базилик

Василиса

Убравшись в доме с помощью своей куколки, очистив мак от земли по зернышку, покормив бабу Ягу, Василиса Прекрасная смотрит на старушку и в качестве резонной платы за услуги просит ответить ей на несколько вопросов. Удовлетворить, так сказать, любопытство.
Яга косится на девицу недовольно, кривит морщинистое лицо свое и готовится отвечать, не забыв предупредить: "Не всякий вопрос ко добру ведет. Много будешь знать, скоро состаришься" и добавляет: "Многие знания умножают печали. Вообще-то". Василиса отмахивается только, перекидывает косицу свою через плечо, начинает спрашивать. Старушка отвечает обстоятельно и вопросов у девушки возникает все больше. Коса на плече становится легче и блестит серебром. А потом Василиса вдруг понимает, что получила ответы на все свои вопросы, совсем состаривается и умирает. Эрудированная, но очень печальная.
Яга чертыхается в сердцах, смотрит на то, что от Василисы осталось и констатирует: "Еще одна..." За окном проносится черный всадник.

Радости взросления

Одна из основных радостей взрослой жизни - это конфетный завтрак. ПС утром сделал очень большие глаза, когда я ссыпала в сумку вазочку с ореховой рощей, стоящей на столе, но общая моя невозмутимость заставила его промолчать. Хотя он и косился на меня всю дорогу весьма красноречиво. Довез до работы, ссадил и пожелал не все конфеты за один раз умять. Как в воду глядел, в общем-то. Ну ладно, что уж, не все в нашей с ним ячейке общества кашееды по велению чрева да сердца.